12+

О претензионном порядке, бессмысленном и беспощадном

04 апреля 2017

Зачем множить сущности, если спор можно решить и в рамках первого дела? На прошлой неделе Госдума приняла в первом чтении поправки к самой спорной, на мой взгляд, норме Арбитражного процессуального кодекса РФ —  части 5 статьи 4. Напомню, что с прошлого год там содержится следующее правило:

«спор, возникающий из гражданских правоотношений, может быть передан на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию по истечении тридцати календарных дней со дня направления претензии (требования), если иные срок и (или) порядок не установлены законом либо договором».

Небольшой перечень исключений из этого правила приведен в этой же норме. Сейчас в указанный перечень хотят включить еще и дела о защите прав на товарные знаки. Правда речь идет лишь о неимущественных требованиях (о признании, пресечении и проч.), тогда как порядок предъявления имущественных (о взыскании убытков или компенсации) должен остаться прежним. Как представляется, это довольно странное разделение, имея в виду, что при защите прав на товарные знаки имущественные и неимущественные требования заявляются одновременно.

Но даже если дело ограничится лишь неимущественными требованиями, то это все же будет меньшим злом в сравнении с тем, что есть сейчас. Действительно, несколько странно выглядит правообладатель товарного знака, который перед предъявлением иска к нарушителю вынужден направлять претензию, а после еще месяц ждать ответа.

Что будет делать нарушитель в этот период?

Во-первых, он скорее всего будет продолжать нарушать чужое право на товарный знак. Вряд ли претензия его остановит. Во-вторых, он попытается создать себе условия, чтобы избежать ответственности. Скажем, поменять администратора домена (если чужой товарный знак используется в интернете). Противодействовать как первым, так и вторым действиям можно посредством обеспечительных мер.

Из личного опыта могу привести несколько дел, когда именно обеспечительные меры оказали решающее воздействие на нарушителей, которым, помимо прочего, было приостановлено делегирование доменов: дела № А41-29489/2014, № А40-201237/2014, № А40-7005/2016.

Между тем для обеспечительных мер также требуется соблюсти претензионный порядок... В результате такой действенный инструмент как обеспечительные меры становится практически бесполезным, т. к. у нарушителя будет целый месяц для маневров. Если говорить в целом о ч. 5 ст. 4 АПК РФ, то хочется верить, что перечень тех дел, когда не требуется направлять претензию, рано или поздно расширят еще больше. Но пока этого не произошло в судебно-арбитражной практике толкование этой нормы вызывает споры. Скажем, резонно возник вопрос о необходимости направления претензии перед подачей заявления о выдачи судебного приказа. Отвечая на этот вопрос Пленум ВС РФ указал, что претензия в таком случае не нужна. Мало того, если судебный приказ будет отменен, то и перед подачей иска по общим правилам претензию равным образом не нужно направлять (см. п. 7 постановления Пленума ВС РФ от 27.12.2016 № 62).

Строго говоря такое толкование не вполне соответствует букве ч. 4 ст. 5 АПК РФ, т. к. там не содержится подобного исключения, но вряд ли Пленум ВС РФ можно упрекнуть в том, что он не прав по существу. Однако, пожалуй, самым ярким примером нелогичности нынешней редакции названной нормы является иск о признании сделки недействительной. Нужна ли претензия в таком случае?

Сейчас суды в основном исходят из того, что претензия необходима. В обоснование указывается следующее: «Целью соблюдения претензионного порядка урегулирования споров является возможность урегулирования споров в досудебном порядке. То есть предполагается, что при соблюдении претензионного порядка урегулирования споров, стороны могут урегулировать спор без обращения в суд с иском» (постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.02.2017 № Ф05-512/2017 по делу № А40-136061/16). Причем такое обоснование приводится и в ситуации когда требование о признании сделки недействительной заявляется в рамках встречного иска, или же когда контролирующий орган требует признать торги недействительными (см. постановления арбитражных судов Волго-Вятского округа от 13.10.2016 по делу № А29-2324/2016, Дальневосточного округа от 22.11.2016 по делу № А51-21076/2009, Поволжского округа от 13.10.2016 по делу № А12-31862/2016, Центрального округа от 07.12.2016 по делу № А84-2982/2016).

Мне представляется данный подход очень спорным, мягко говоря. В свое время Президиум ВАС РФ указал на недопустимость сторонами мирового соглашения признавать те или иные сделки недействительными, т. к. это все-таки прерогатива суда: «В разделе III («Общая часть обязательственного права») Гражданского кодекса, в главах 21 («Понятие и стороны обязательства»), 26 («Прекращение обязательств») не содержится норм, которые бы позволяли участникам гражданских правоотношений признать заключенную оспоримую сделку недействительной. В статье 166 ГК РФ предусмотрено, что оспоримая сделка может быть признана недействительной в судебном порядке и по основаниям, установленным данным Кодексом. Иные основания и порядок признания сделки недействительной, кроме как указанные в законе, не могут быть признаны допустимыми» (постановление Президиума ВАС РФ от 10.09.2013 № 4392/13 по делу № А65-12338/2012). Думается, что и на досудебный порядок разрешения споров этот вывод распространяется. Признание сделки недействительной означает аннулирование задним числом всех правовых последствий, на которые она была направлена. Вправе ли стороны сделки это сделать посредством направления претензии и встречного признания? Полагаю, что нет. Ведь сделки совершаются не в «сферическом вакууме», а в гражданском обороте. И такая констатация самими сторонами сделки того, что она не породила каких-либо последствий может нарушить права и законные интересы третьих лиц. В этой связи лишь суд должен иметь право на такое признание. Да и потом я слабо себе представляю, что, скажем, Росреестр готов будет зарегистрировать переход права собственности на недвижимость, прочитав претензию о признании сделки недействительной и ответное письмо с согласием.

Зачем же тогда нужна претензия в таком и ему подобных случаях? Затем, что dura lex sed lex: «Доводы истца о том, что направление претензий ответчикам в спорных правоотношениях не имеет смысла, подлежат отклонению, поскольку вопрос о целесообразности соблюдения претензионного порядка находится вне компетенции арбитражного суда, который при осуществлении правосудия руководствуется законом» (постановление Арбитражного суда Московского округа от 09.03.2017 № Ф05-2439/2017 по делу № А40-203849/2016). В XIV веке жил философов Уильям Оккам, по имени которого назван методологический принцип «бритва Оккама»: «Не следует множить сущее без необходимости». Как представляется, наш законодатель не всегда следует этому принципу. Однако, «бритву Оккама» все же используют суды, давая телеологическое (целевое) толкование нормам АПК РФ. Суды оценивают поведение ответчика, и если все аргументы последнего ограничиваются лишь ссылками на процедурные нарушения со стороны истца, то суды делают вывод, что направление претензии в данном случае не привело бы к досудебному урегулированию спора, в связи с чем не считают отсутствие претензии таким уж серьезным нарушением: «По смыслу п. 8 ч. 2 ст. 125, ч. 7 ст. 126, п. 2 ч. 1 ст. 148 АПК РФ претензионный порядок урегулирования спора в судебной практике рассматривается в качестве способа, позволяющего добровольно без дополнительных расходов на уплату государственной пошлины со значительным сокращением времени восстановить нарушенные права и законные интересы.

Такой порядок урегулирования спора направлен на его оперативное разрешение и служит дополнительной гарантией защиты прав ...суд апелляционной инстанции, принимая во внимание факт обращения истца с настоящими требованиями и последующее процессуальное поведения ответчика, из которого не усматривалось намерения добровольно и оперативно урегулировать возникший спор во внесудебном порядке, пришел к правомерному выводу об отсутствии оснований для оставления заявления ЗАО без рассмотрения» (постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 16.05.2016 № Ф02-1320/2016 по делу № А33-11088/2015).

Мне представляется данный подход абсолютно справедливым (хотя он и не вполне согласуется с буквальным толкованием АПК РФ). Ведь вследствие оставления иска без рассмотрения спор не урегулируется. Истец направит претензию, с которой, конечно, ответчик не согласится. И далее истец вновь придет в суд с теми же требованиями. Так зачем же множить сущности, если спор можно решить и в рамках первого дела?

Источник: http://www.lawyercom.ru/blog/21160-o-pretenzionnom-poryadke-bessmyslennom-i-besposhchadnom

Войдите на сайт, чтобы оставить комментарий:

E-mail
Пароль
Регистрация